Новокузнецкий драматический театр

Проспект Металлургов, 28

Тел. кассы (3843)74-30-43

«Иванов» одержал победу в номинации "ЛУЧШИЙ СПЕКТАКЛЬ БОЛЬШОЙ ФОРМЫ"

07 Июня 2015

Мнения театральных критиков:

Ничего «дымчато-кисейного», как принято интерпретировать Чехова, здесь нет. Спектакль новокузнечан — очень жесткий, лаконичный в сценографии и очень современный, о типичном герое сегодняшнего для. Иванов (Андрей Ковзель) — не мертвый, бесчувственный, в 35 отживший свой век циник. Напротив! Его трагедия в том и состоит, что он — очень живой, очень (даже слишком!) искренний человек, органично не переносящий никакой фальши. Ну, разлюбил он свою жену, которой (прекрасно это сознает) поломал жизнь. И что? Притворяться любящим? Разве притворство спасет от страданий? Замечательна Илона Литвиненко в роли Анны Петровны (Сарры). Ее вроде бы неуместные пританцовывания, пение рэпа в стиле не то народной песни, не то русского романса («а я хочу твои руки держать, а я хочу тебя к сердцу прижать») — попытка и «удержать лицо», и объяснить мужу, как она его любит, и заставить его полюбить ее вновь… Обреченность этой попытки она сама сознает очень хорошо.

 

Если в дуэтных сценах или монологах мы видим Иванова на фоне некоего полого куба, расквадраченного экранами наподобие загружающегося компьютера, то в массовых сценах появляются детали совсем иного плана. Связки книг, которые используются всего лишь как подставка для выпивки-закуски, — ведь Лебедеву (Анатолий Нога) со товарищи они ни для чего иного и не нужны. Какие-то дурацкие не то сачки, не то удочки для дачных забав. А бумажные колпаки, в которые обряжается дачное общество вроде как для маскарада, рисуя на них свинячьи пятачки и шутовские рожи, на самом деле выявляют истинное мурло этих типов.

Но отнюдь не обвинение среды, а неумение определить свою линию поведения в ней, разобраться в себе самом, выявить не «кто виноват?», а «что делать?», волнует Иванова — Ковзеля в первую очередь. И трагическое непонимание того, что будет на самом деле самым правильным, самым нравственным, самым честным, — вот корень его мучений. Он честно пытается примерить на себя разные алгоритмы поведения. И отчетливо ощущает: все не то, ребята.

Заразительность спектакля, поставленного вроде бы как вполне интеллектуальное, даже суховатое действие, поражает!