Новокузнецкий драматический театр

Проспект Металлургов, 28

Тел. кассы (3843)74-30-43

В лесу страстей человеческих

18 Мая 2016

В Новокузнецкой драме прошла премьера спектакля по пьесе Александра Островского «Лес» в постановке главного режиссёра театра Андрея Черпина.

Остроумная композиция спектакля и его красота – в мягкой иронии и естественной форме подачи, а форму эту вполне можно назвать театральным рондо – закольцованностью действия, развитием событий и характеров – по кругу. Спектакль имеет прямое отношение к Шиллеру, как и пьеса Островского, в финале которой актёр Несчастливцев читает монолог из «Разбойников» и заявляет, что чувствует и говорит, как Шиллер, а вот обитатели «леса» – как подьячие. В спектакле это противостояние заявлено сразу. Начинается он прекрасной увертюрой Верди к опере «Разбойники» (по драме Шиллера). Звучащая на фоне закрытого занавеса, музыка содержит весь драматизм и свет жизни, она властной волной подхватывает зрителя и уносит в романтический мир печали и гармонии, «бури и натиска».

Что Александр Островский своим «Лесом» пропел дифирамб актёрскому театру – в противовес театру жизни, общеизвестно. Но было это в давно прошедшие времена, когда актёрская профессия отнюдь не сияла ореолом творческого избранничества. Казалось бы, в наше время эта каста избранных не нуждается в защите и восхвалениях. И всё же режиссёр спектакля делает акцент на определённые аспекты актёрской жизни, которым и теперь не позавидуешь. Зависимость профессии, например, или тот же пресловутый кастинг. Вот сцены кастинга, который вынуждены проходить  безработные Счастливцев (Олег Лучшев) и Несчастливцев (Артур Левченко) как раз и организуют сюжетную линию спектакля, обрамляя её мотивом своеобразного рефрена. Музыкальная экспозиция переходит в смысловую: бедный гимназист Гена Гурмыжский читает своё полное смиренной любви письмо к тетеньке Раисе Павловне. А далее, что называется, по тексту. С учётом некоторого переформатирования: монолог из Шиллера становится диалогом для двух актёров, а пробой пера – сам спектакль. Респектабельно высокомерный голос вершителя актёрских судеб, проводящего кастинг (артист Анатолий Нога) дистанцирует и унижает наших героев. И вот злосчастный дуэт Счастливцев-Несчастливцев попадает в этот Лес страстей человеческих. И мы – вместе с ним.

А страсти там кипят нешуточные! Это действительно Пеньки, никакого леса – на сцене, лишь несколько растений в горшках. Сценическое пространство компактно и функционально организовано молодым художником Анастасией Юдиной. Слева – многоступенчатая светлая конструкция – уютная среда обитания с подушками (трансформер остановки, где два актёра-протагониста выбирают, куда направить свои стопы) и где также встречаются юные влюблённые – Аксюша (Мария Захарова) и Пётр (Евгений Лапшин); справа – зеленоватые душевые кабинки, преобразующиеся в подобие пруда, в котором Аксюша проимитирует попытку утопиться, а её жених представит из себя подобие плавающего Ихтиандра. И только зелёный газон аукнется нам то напоминанием о лесе, то подобием теннисного корта, то места для гуляний под луной, которую Карп по томному хотению Гурмыжской внедрит на ночном небосклоне. Пространство игровое, обитатели тоже – все без исключения – играют. Но каждый – в свою игру! Актёры играют, наигрывают и даже переигрывают, но в силу своей профессии. И у них есть моменты истины, когда они открыты, искренны и благородны. Артур Левченко и Олег Лучшев великолепны в передаче этой игры и жизни. Дуэт живой, трагикомичный, современный.

А вот зачем и во что играют нетеатральные персонажи? Абсолютно блистательна Ирина Шантарь (исполняющая роль Гурмыжской) в своих преображениях – из умирающей вдовы в пылкую влюблённую, а затем и в омолодившуюся теннисистку. Актриса движется всё воздушнее, говорит – всё кокетливее, одежды носит всё изящнее, но сквозь это лёгкое порханье неуловимо проступает железная хватка меркантильной эгоистки и трусливой обывательницы. Законодателем здешних нравов, дирижёром и властителем моды предстаёт перед нами элегантный домоправитель Карп (Анатолий Смирнов) – в имидже этакого местного Карла Лагерфельда. Уж он-то знает настоящую цену всему окружающему, но тёмные очки предпочитает не снимать, за редким исключением – например, в эпизоде приезда барина Геннадия Демьяновича, которого Карп дарит обезоруживающе открытой, по-детски светлой улыбкой. Он поддерживает порядок, ворчит, досадует на Улиту, но он же наставляет и Буланова в его тактике успешного приживальщика. Андрей Грачёв своего Буланова подает в комически однозначном воплощении недалёкого, алчного фата и жиголо, ревнителя красивой жизни. Совсем не склонна к «большой игре» Улита – Елена Кораблина, её интересы дальше чем понаушничать, выпить да приодеться за счёт барыни не идут. Но и она имитирует «бешеную африканскую страсть», чтобы оказаться в контексте местных нравов. Превосходны в своей пародийной ироничности две пары (режиссёр снова передает нам приветы от братьев из «Разбойников» Шиллера) – контрастные соседи Милоновы – мажорный Арлекин (Анатолий Нога) и скептичный Пьеро (Игорь Марганец), братья Восмибратовы – Иван – современный мошенник с криминальным уклоном (отличная, сделанная с иронией и вкусом работа Александра Шрейтера) – и Пётр в исполнении Евгения Лапшина, который должен из угодливой тени братца перевоплощаться в юного героя-любовника, жениха Аксюши, с чем артист не вполне справляется. Излишне прямолинейно исполняет роль Аксюши и Мария Захарова, актрисе недостаёт лёгкости, она драматизирует каждый шаг своей героини, уводя её в другой спектакль. Хороша сцена соблазна театром, когда Аксюша принимает приглашение Несчастливцева пойти в артистки: она оказывается на авансцене, в облаке воображаемого поклонения и аплодисментов…

Но путь служения искусству готов выбрать далеко не каждый. Ситуацию счастливо разрешил тот же Несчастливцев. Все обитатели леса остались в лесу, служители Мельпомены – верны ей и себе. И в финале спектакля они произносят тот же монолог (на двоих) из «Разбойников» Шиллера, но уже с иными интонациями… 

Своё режиссёрское послание автор посвящает прежде всего артистам, участь которых и сегодня не спешат разделить обитатели бытовых и дремучих «лесов».

 

 

Галина Ганеева,

литературная часть

Новокузнецкого драматического театра